November 18th, 2010

Советские рекорды скорости — история ГАЗ ГЛ-1 (1938 год)

Первый в советском союзе заводской гоночный автомобиль ГЛ-1 был построен в 1938 году на базе серийной модели ГАЗ М-1 (знаменитой «эмки»). Работу над гоночным болидом возглавлял конструктор Евгений Агитов, хотя проект назвали «Гоночная Липгарта», в честь Андрея Липгарта, главного конструктора завода ГАЗ. На стандартную раму был установлен открытый 2-местный кузов, часть деталей взяли от серийной М-1, но общая масса автомобиля была заметно снижена. Специально для ГЛ-1 двигатель «эмки» форсировали, увеличили диаметр клапанов, поставили совершенно новую головку блока цилиндров, и «лошадей» прибавилось: 65 л.с. против стандартных 50-ти.



Collapse )
Основа

Бассейн Москва

Наверно этот пост вызовет негодование верующих, но это часть нашего детства. Мне ,живущему в центре подростку, очень нравилось одно сооружение. Это бассейн «Москва».

В старших классах мы частенько вместо  последних уроков  садились на троллейбус номер 16 и через 15 минут были уже около бассейна. Вход стоил 50 копеек, и сеанс ,по- моему, продолжался около часа ( 45 минут?).   Для посещения бассейна не требовалась справка о врача, поэтому в бассейн мог попасть каждый желающий. Единственное условие это наличие резиновой шапочки, которую, если не изменяет память, можно было взять там же на прокат. Единственный минус публичности- количество хлорки в на миллилитр воды)))

Бассейн работал круглогодично. Особенно забавно было ходить туда зимой. Весь бассейн был окутан паром .

Потом наступили времена, когда все вдруг стали поголовно верующими, включая партработников, которые встали у руля города и бассейн сломали. Нам сказали, что восстановили историческую справедливость.  Для кого восстановили , какая историческая справедливость, просто одним  новоделом  в Москве стало больше.  А мне больше по душе был бассейн. Вот так.

МАВЗОЛЕЙ ЛЕНИНА: ВСТРЕЧА С ПОЛУБОГОМ ИЛИ ЭКЗОТИКОЙ?

Когда я был десятиклассником (1967 г.), наш класс заработал денег и отправился во главе с завучем на осенних каникулах в Москву. Одной из целей визита нашей группы было посещение Мавзолея. Нельзя сказать, что мы туда рвались, но считалось само собой разумеющимся, что школьники из глубинки, прибыв в столицу, спешат поклониться вождю. Короче, вопрос не обсуждался.
Посещение Мавзолея было организовано так, что напоминало паломничество, предполагавшее определенное самопожертвование. Мавзолей работал только утром и очень короткий отрезок времени, поэтому, чтобы попасть в него, мы прибыли в Александровский сад в кромешной тьме. Там была уже длинная очередь. Мы, несмотря на ранний подъем, оказались в ее хвосте где-то в середине сада. Дул холодный сырой ветер, температура воздуха была чуть выше ноля. Короче, встреча с вождем была явным испытанием нашей воли.
Когда мы подошли к дверям Мавзолея, мы были синеватыми от переохлаждения. На входе нас инструктировали дяди с суровыми лицами: делать так и так, а это и это ни в коем случае. С облегчением вошли в помещение. Здесь было теплее и безветренно. Это радовало. Где-то на удалении под стеклом в гробу лежал труп, отдаленно напоминавший образ, более знакомый, чем лица родителей. Эта встреча означала для меня спуск полубога и небожителя на грешную землю, причем не в виде, напоминающем воскресшего Христа, а в роли обычного покойника. Это явно разочаровывало, хотя никто и не ожидал иного. Мы же материалисты!
С тех пор в Мавзолее я не был. В свое время (в 1980-90е гг.) подбивал своих детей, когда они были еще в полном смысле детьми и подростками, сходить туда, но они смотрели на меня с удивлением: шутит или не в себе?
Осенью 2010 г. утром оказался на Красной площади. По-прежнему от Александровского сада тянется очередь,ждущих открытия Мавзолея. Правда, она уже несравненно короче, чем во время моего посещения.
Идут ли люди, как в те годы, взглянуть на спустившегося с небес полубога или на туристическую экзотику? (Несколько лет назад я был в гораздо более величественном Мавзолее Ким Ир Сена, где рассматривал именно восточную экзотику).



Основа

Бани ( из детства)

Ездил в баню….. Пар был отменный.  Почему то, лежа на полке, нахлынули воспоминания о банях, где я парил свое тело.
Одно из первых воспоминаний – Тетеринские бани. Мне было наверно лет 6. По причине отсутствия  горячей воды в квартире в центре Москвы, мы с отцом каждые выходные ходили  в  Тетеринские  Бани.  Я не помню  весь процесс  мытья. Но что мне запомнилось на всю жизнь – это процесс , который  отец называл «Саратовские бани» ( До сих пор не знаю почему он это так называл, поскольку он в Саратове не был).
Процесс заключался в следующем:
 Сначала ошпаривалась каменная скамейка. На эту скамейку клалась пара горячих веников и на них отец укладывал меня. Параллельно  он сбивал мыльную пену в жестяном  банном тазу.  А потом всю эту  горячую пену  он выкладывал на меня, покрывая мое щуплое тело с головы до пяток.  И я лежал в горячей пене и ждал , когда отец начнет меня мылить . После обработки моего тела  мочалкой - отец выливал на меня  пару тазиков горячей воды. И потом мы шли в раздевалку, где  из отцовского портфеля доставался термос с  чаем и  печенье или сушки и обязательно яблоко…….  После Бани мы неторопливо шли домой , где нас ждал обед….
Charles Hardin Holley

Москва 1956 года на фотографиях французского туриста

В сентябре 1956 года в Москву прилетел Jacques Dupâquier - французский ученый, историк, демограф, член французской Академии Политических и Моральных наук, и при этом марксист и член французской Коммунистической партии. "Такой свободы как в 1956 году, в СССР не было даже во времена Горбачева", - вспоминал в интервью Жак Дюпакье, - "За нашей делегацией не было никакого полицейского контроля, я отрывался от группы и часами бродил по улицам в полном одиночестве. Я немного знал русский и мог спросить дорогу. Мы оказались в Советском Союзе в интересные времена, советское общество переживало моральную катастрофу после доклада Хрущева на двадцатом съезде. Никто уже не знал, что можно, а что нет, я делал всё, что хотел, это было особенно захватывающим. Я снимал пьяных, валяющихся на центральных улицах Москвы, и милиция, вопреки моим ожиданию, даже не пыталась помешать или отнять камеру".
На вопрос о том, что больше всего удивило его в советской столице, Дюпакье ответил следующее: "Меня поразило, что в 1956 году Москва более чем на половину была деревянным городом, а за пределами центральных улиц царила бедность".



Смотреть дальше... )