July 16th, 2013

evge_chesnokov

ВДНХ. Нефть, Газпром и окрестности

Обойти выставку за один день невозможно, длина её аллей составляет 65 километров. Поэтому растянем удовольствие знакомства с архитектурным наследием СССР, периодически совершая фотонабеги в разные уголки выставки. Наиболее приятна для прогулок территория, граничащая с парковой зоной, здесь несуетно и мало посетителей. Недалеко от Мичуринского сада находятся павильоны "Газовая промышленность" и "Нефть". "Осталась ли в России нефть?"- задаёшься вопросом, проходя мимо одноимённого павильона.


Collapse )

Музыкальная пауза в исполнении звезд советского кино

Оригинал взят у jurashz в Музыкальная пауза в исполнении звезд советского кино
Редкая запись. Я лично никогда не видел.



Ссылка на Ютуб



Ссылка н Ютуб

Леонид Куравлев, Наталья Варлей, Александр Демьяненко, Светлана Светличная,Наталья Крачковская, Савелий Крамаров, Алексей Смирнов, Наталья Селезнева, Валерий Золотухин, Арчил Гомиашвили, Георгий Вицин , Евгений Моргунов, Вячеслав Невинный Леонид Гайдай Кавказская пленница, Брильянтовая рука, операция ы Иван Васильевич меняет профессию, 12 стульев, не может быть
Историчское...
  • wlad11

Продолжаю хвастаться коллекцией советских артефактов

Покажу-ка ещё несколько новых советских артефактов из коллекции...

1. От пожалуй самый красивый. Эмблемка от ХВЗ В110, латунная (прилагавшийся к ней вел был настолько в дрова гнилой - что я его и не покажу). Правда уже относительно поздняя - последний их выпуск - МАТП (министерство автомобильной и тракторной промышленности) заменен на ММ (министерство машиностроения)
Collapse )
Stranoved

Непреступный Сталин

Оригинал взят у stranoved в Непреступный Сталин
Некоторые почему-то любят называть Сталина преступником, и если спросить, почему его так называют, то выяснится, что они не догадываются, что без приговора суда никого нельзя называть преступником. Упрямцы возразят, что, мол, был XX съезд КПСС, на котором Сталин был осужден.
Однако можно ли считать тот партийный съезд судом?
Конечно нельзя. Во-первых, партийный съезд – это не суд, по определению, действовавшая на тот момент сталинская конституция не давала съездам вообще никакого правового статуса. Во-вторых, на ХХ съезде никто никого не судил. В последний день работы съезда 25 февраля 1956 г., состоялось закрытое заседание для ограниченного круга делегатов, на котором первый секретарь ЦК Н.С.Хрущев выступил с секретным докладом «О культе личности и его последствиях». Доклад был опубликован в СССР только через 30 лет – в 1989 году. [1] Естественно, никакой судебной процедуры эта полит-читка не предполагала, никаких процессуальных гарантий, никаких оценок доказательств и доводов, состязательности сторон не содержала. Просто один из соратников Сталина т. Хрущев исподтишка, по секрету решил оболгать своего великого предшественника в надежде утвердиться на месте вождя мирового коммунизма.
Эта выходка произвела совершенно противоположный эффект, обернулась большой трагедией для всего мирового коммунистического движения и нанесла тяжелейший политико-идеологический удар по авторитету Советского Союза. Перебирая архивы тех событий, складывается впечатление, что вся антисоветская олигополия только и ждала этого момента, чтобы рассорить между собой руководство компартий разных стран, чтобы разжечь в партиях внутренние распри и раздоры, чтобы разделить монолитное пролетарское единство на местечковые ячейки «национального коммунизма». Ведь сталинская «идеология, как цементирующая система убеждений» была реальным фактором власти[2].
До 1956 г. никто никогда не ставил под сомнение лидерство СССР в международном коммунистическом движении. Выступление Хрущева породило ситуацию, когда во всех коммунистических странах и партиях перестали уважать Советский Союз. Многие, до этого момента вполне искренние коммунисты открыто поставили под сомнение идеи коммунизма – они просто утратили веру в искренность коммунистических вождей и в правильность коммунистического миропонимания. Низвержение Сталина, олицетворявшего собой коммунистическую идею, выбило почву из-под ног тех, кто положительно относился к СССР и коммунизму[3].
Завершая свое выступление на закрытом заседании съезда, Хрущев сказал: «Мы должны со всей серьезностью отнестись к вопросу о культе личности. Этот вопрос мы не можем вынести за пределы партии, а тем более в печать. Именно поэтому мы докладываем его на закрытом заседании съезда. Надо знать меру, не питать врагов, не обнажать перед ними наших язв». В результате именно это и произошло – первой костью, которая была брошена на съедение антисоветским псам, стал именно этот хрущевский секретный доклад.
Доклад не был и не мог быть судебным вердиктом еще и потому, что весь от начала до конца он был секретным. И это тоже была феерическая глупость Хрущева. Как можно было рассчитывать на сохранение секретности, если доклад был оглашен публично, и его текст гулял по рукам неопределенного круга лиц. Официально он был разослан лидерам всех социалистических стран и секретарям Французской и Итальянской компартий на второй день после произнесения – 27 февраля[4]. Однако в действительности, текст был вброшен заранее, например, по воспоминаниям первого секретаря Венгерской партии трудящихся М.Ракоши, текст доклада был привезен ему 26 февраля[5]. Руководитель китайской делегации Чжу Дэ знал о содержании доклада как минимум за несколько дней до съезда[6]. Подписку о неразглашении доклада до его произнесения давал итальянец П.Тольятти[7]. Немец, секретарь СЕПГ В.Ульбрихт, слывший бóльшим сталинистом, чем сам Сталин, разгласил содержание доклада сразу по возвращении со съезда. Он опубликовал статью, в которой разъяснил немецким коммунистам, что теперь «Сталина нельзя относить к классикам марксизма»[8]. Этого ему потом долго не могли простить товарищи в обеих частях Германии.
Просочившаяся информация всколыхнула сторонников социализма по всему миру. В КПСС повалили запросы с просьбой разъяснить ситуацию. Но хрущевское руководство тупо молчало и лишь давало указания обеспечивать режим секретности. В результате 17 марта искаженные сообщения о закрытом заседании на XX съезде КПСС были опубликованы в буржуазных Рейтер, Ассошиэйтед Пресс, Юнайтед Пресс и др. Коммунисты из всех уголков планеты требовали от КПСС объяснений. Никому и в голову не могло прийти, что был какой-то суд над Сталиным. Более того, хрущевское окружение столкнулось с резким неприятием любых антисталинских заявлений. Возникли массовые акции протеста. Даже в оккупированной Германии стали демонстративно вывешивать портреты Сталина, украшенные цветами. 22 марта руководитель компартии Норвегии Э.Левлиена, направил в ЦК КПСС, запрос о том, почему из Москвы нет никакой реакции на сообщения, циркулирующие в западной прессе, «по поводу происшедшего»[9]. Шведские коммунисты в газете «Ню Даг» прямо обвинили Хрущева в том, что, он скрывает информацию от иностранных товарищей, «щедро делится ею с буржуазными журналистами, которые используют ее для распространения домыслов и небылиц»[10].Collapse )
В последующем ЦК КПСС пришлось немало потрудиться, чтобы ликвидировать ущерб от «секретного» доклада. Для борьбы с «происками реакции» были задействованы все организационные, идеологические, финансовые и военные усилия. Расхлебывать пришлось десятилетия, чтобы «здоровые социалистические силы компартий овладели положением» и дали решительный отпор тем, кто «пытался клеветать на партию и вести дело к подрыву единства коммунистов»[1]. Пришлось даже согласиться, что в отдельных компартиях «культ личности» не только приемлем, но и очень даже полезен, когда речь идет о таких национальных коммунистических лидерах, как Мао Цзэдун, Ким Ир Сен, Чжоу Эньлай, В.Ульбрихт, Э.Ходжа, М.Торез, П.Тольятти, Д.Ибарури[21].
В последствии, Хрущев неоднократно официально дезавуировал свой доклад, расточая похвалы Сталину, которого он ни в коем случае не считал преступником. Уже на июльском Пленуме в 1957 г. сталинский министр В.М.Молотов с откровенным сарказмом припомнил Хрущеву его резкое вразумление, что тот вдруг стал «расписываться, что Сталин - это такой коммунист, дай Бог каждому»[22]. Потом Хрущев окончательно прозрел, «Мы нашего Сталина в обиду не дадим…», говаривал он. Оценивая работу своих подчиненных из ЦК, он вдруг совершенно нелицеприятно им заявлял: «Вы все не стоите сталинского го*на…». На встрече Нового 1957 года в присутствии дипломатического корпуса, собравшегося в Георгиевском зале Кремля там же, где и был сделан «секретный» доклад, Хрущев поднял бокал в честь И.В.Сталина, а потом на приеме в китайском посольстве объявил, что «имя Сталина неотделимо от марксизма-ленинизма»[23].
Таким образом, главный обвинитель на съезде – «суде» против Сталина отказался от обвинения, которого не было.
А значит, Сталин не преступник. Преступниками являются в основном те, кто его так называет в нарушение конституции и здравого смысла.



ли извлечь опыт из собственных ошибок и, если мартовский пленум ЦК из-за разногласий среди его членов был прерван почти на три недели, то уже июне на общегосударственной партийной конференции партия, после проведения “некоторой профилактической работы”, предстала единой и монолитной, готовой к борьбе с “происками врагов”.



[1] О культе личности и его последствиях: доклад первого секретаря ЦК КПСС Хрущева H.C. XX съезду КПСС // Известия ЦК КПСС. 1989. № 3. С. 128-170.
[2] Brzezinski Z. Ideology and Power in Soviet Politics. London. 1962. P. 88.
[3] См.: Setton-Watson H. East-European Revolution. New York. 1956; Rotschild J. The Communist Party of Bulgaria. New York. 1959; Gasteyger C. Die feindlichen Bruder. Bern. 1960; Taborsky E. Communism in Czechoslovakia. 1948-1960. Princeton, N.J. 1961.
[4] Российский государственный архив новейшей истории (РГАНИ). Ф. 1. Оп. 2. Д. 18. Л. 116.
[5] Советский Союз и венгерский кризис 1956 года. Документы. М. 1998. С. 50.
[6] РГАНИ. Д. 381. Л. 95-96.
[7] Бокка Дж. Пальмиро Тольятти. М.: Изд-во “Прогресс”. 1974. С. 502
[8] РГАНИ. Ф. 5. Оп. 28. Д. 422. Л. 17.
[9] Там же. Д.381. Л. 95-96.
[10] Там же. Л. 96.
[11] Там же. Ф. 3. Оп. 14. Д. 12. Л. 71, 118.
[12] Там же. Ф. 5. Оп. 28. Д. 435. Л. 100.
[13] РГАНИ. Ф. 5. Оп. 28. Д. 381. Л. 74-75.
[14] Там же. Л. 81-82.
[15] Там же. Д. 396. Л. 109.
[16] См.: Советский Союз и венгерский кризис 1956 года. Документы. М. 1998.
[17] Мао Цзэдун. О десяти важнейших взаимоотношениях (25 апреля 1956 г.) // Избранные произведения. Пекин. 1977 (на русск. яз.). С. 339-340.
[18] РГАНИ. Ф. 5. Оп. 28. Д. 403. Л. 86.
[19] РГАНИ. Ф. 2. Oп. 1. Д. 188. Л. 4-30.
[20] Там же. Ф.3. Оп.14. Д.35. Л.4.
[21] Там же. Ф. 5. Оп. 28. Д. 415. Л. 165.
[22] Там же. Ф. 2. Oп. 1. Д. 239. Л. 27.
[23] Правда. 1957, 19 января.

Panzer

Про ширпотреб, советскую торговлю и товарища Сталина

Постановление Политбюро по предложению Сталина
8 апреля 1932 г.
10. -- Предложение т. Сталина.
(т. Сталин).
Просить ЦКК--РКИ составить для своих местных органов конкретную директиву о том, что основная задача дня состоит в том, чтобы проверять изо дня в день исполнение решений центра о ширпотребе, о развитии советской торговли, улучшении кооперативных и государственно-торговых организаций, о развертывании и улучшении работы областных товарных баз Центросоюза, наркоматов легкой и тяжелой промышленности, о проведении политики цен и что на осуществлении этой задачи будет проверяться дееспособность местных органов ЦКК РКИ, которые в случае плохой работы в этой области — будут переизбираться.

РЦХИДНИ. Ф. 17. On. 3. Д. 879. Л. 3.
Протокол № 95.

Отчетный доклад Сталина на XVII съезде ВКП(б) 26 января 1934 года

Мы имеем таким образом:
а) рост продукции промышленности, в том числе продукции по ширпотребу;
б) рост продукции сельского хозяйства;
в) рост потребностей и спроса на продукты и изделия со стороны трудящихся масс города и деревни.
Что еще требуется для того, чтобы сомкнуть эти условия и обеспечить всей массе потребителей получение необходимых товаров и продуктов?
Некоторые товарищи думают, что достаточно наличия этих условий, чтобы экономическая жизнь страны забила ключом. Это глубокое заблуждение. Можно представить, что имеются все эти условия, но если товар не доходит до потребителя, экономическая жизнь не только не может забить ключом, а, наоборот, — будет расстроена и дезорганизована до основания. Надо, наконец, понять, что товары производятся в последнем счете не для производства, а для потребления. У нас бывали случаи, когда товаров и продуктов было не мало, но они не только не доходили до потребителя, а продолжали годами гулять в бюрократических закоулках так называемой товаропроводящей сети — в стороне от потребителя. Понятно, что при этих условиях промышленность и сельское хозяйство теряли всякий стимул к расширению производства, товаропроводящая сеть затоваривалась, а рабочие и крестьяне оставались без товаров и продуктов. В результате — расстройство экономической жизни страны, несмотря на наличие товаров и продуктов. Чтобы экономическая жизнь страны могла забить ключом, а промышленность и сельское хозяйство имели стимул к дальнейшему росту своей продукции, надо иметь еще одно условие, а именно, — развернутый товарооборот между городом и деревней, между районами и областями страны, между различными отраслями народного хозяйства. Необходимо, чтобы страна была покрыта богатой сетью торговых баз, магазинов, лавок. Необходимо, чтобы по каналам этих баз, магазинов, лавок безостановочно циркулировали товары от мест производства к потребителю. Необходимо, чтобы в это дело были вовлечены и государственная торговая сеть, и кооперативная торговая сеть, и местная промышленность, и колхозы, и единоличные крестьяне.
Это и называется у нас развернутой советской торговлей, торговлей без капиталистов, торговлей без спекулянтов.
Как видите, развертывание советской торговли является той актуальнейшей задачей, без разрешения которой невозможно дальше двигаться вперед.
И все же, несмотря на полную очевидность этой истины, партии пришлось преодолевать за отчетный период целый ряд препятствий на пути к развертыванию советской торговли, которые можно было бы формулировать для краткости, как результат вывиха ума у одной части коммунистов по вопросам о необходимости и значении советской торговли.
Collapse )


"Все, что умножает продукцию предметов ширпотреба - необходимо усиливать из года в год. Без этого - нет возможности двигаться теперь вперед."

Сталин - Молотову, лето 1935 года